18+
Специальная версия

От войны бежали в Соломино

 

 

Когда началась война, их семья жила на Донбассе. 10 октября Саша с братом сидели у окна. Услышали гул, рядом с домом упала бомба. Александра Максимовна рассказывает: «Ничего не помню, не вижу. Кровь течет по лицу…. Осколки от оконного стекла впились в голову, в грудь, в глаз». Ей тогда было 11 лет.

 

Объявили эвакуацию. От войны они бежали в село Соломино к родственникам. Пришли наши, пробыли недолго. Вихрем налетели немцы. Загоняли в сарай кур и из автоматов по ним стреляли. Пробежал по улице полицай, мелом на домах написал цифры «5», «3». Это значило, что в этом доме могут располагаться пять немцев и т.д. Зашел немец и в дом, где жила Александра. На хорошем русском языке поздоровался.

 

Сеном набили матрасы. Так и пришлось жить вместе с немцами – на одной половине дома – немцы, на другой – местные жители. Был такой приказ: дверь на ночь не закрывать, свет (фитилек) не тушить. Спичек не было. Ночью немецкий патруль заходил погреться. Дежурили по очереди. Тот, чье дежурство вышло, открывал печку и вытаскивал склянку с огоньком.

 

На одном берегу реки Северский Донец располагались немцы, наши – в Крутом Логу. Солдаты кричали, почему девушки с немцами не гуляют? В селе никто ничего не мог понять. На удивленье, наши стали стрелять в женщин. Разведчики выкрали жительницу, допросили: «Кто у вас ходит по двору?» Та рассказала, что немцы, хитрецы, одеваются в женскую одежду – кофты, платья, юбки, на голову повязывают платки.

 

Жили все время как на фронте. Немцы в селе Соломино, в лесу, понастроили землянок. Из бревен от этих землянок жители после войны построили себе добротные дома. В с. Соломино был мост. Наши его взорвали. Немцы, чтобы его отремонтировать, впереди всех погнали жителей, чтобы наши не стреляли. Потом немцы стали выгонять людей из села – подожгли хаты с противоположных сторон.

 

Александра Максимовна вспоминает: «Бугор на Таврово. Немцы нас гонят, прикрываясь нами, как живым щитом. Видим – на бугре стоит тачка. Лежит в ней женщина с грудным ребенком. Рядом стоит девочка – ей года три. Соседи везут эту женщину. Это оказалась мама Раи Селютиной, жительницы п. Майский. Она была ранена в ногу. Пришли в Таврово, эта женщина с ребенком умерли. Бабушка их похоронила, а сама взяла Раю за руку и пошла в Харьков. Рая жила у родственников до конца войны, после войны воспитывалась родным отцом».

 

Пришлось обосноваться в селе Таврово. Потом и оттуда немцы выгнали людей в Бессоновку. Они шли пешком, а немцы на лошадях конвоировали их, гнали, как скотину.

 

В дальнейшем вернулись в Таврово. Дождались освобождения 5 августа 1943 года. Утром жители встали, вылезли из погребов. Полевая кухня сварила рисовый суп с консервами. Дали целую корзину хлеба! В Соломино так били «Катюши», что все село стояло белое от мела, ведь рядом – меловые горы.

 

Люди добрые посоветовали поехать в совхоз «Павловка» (так раньше назывался п. Майский). С марта 1944 года Александра Максимовна – в Майском. Четырнадцатилетним подростком она работала в саду. Выращивали помидоры, арбузы, огурцы, маточную свеклу, заготавливали капусту. Девчат из колхозов вербовали для прополки свеклы. Заготовка продовольствия предназначалась и для них.

 

В мае 1945 года кто-то зашел и сказал: «Победа!». Саша побежала к конторе. Возле конторы на тополе висела большая гильза. По ней били железным прутом, когда случались пожар, тревога, утром поднимали на работу. Пришла «полуторка» из Микояновки. Приехавшие поздравили с Победой и уехали. Пришедшие к конторе люди целовались, смеялись, танцевали, плакали, падали на землю.

 

В военные годы в Павловке жила еврейская семья. Главой семьи был кузнец. Звали его Арон. В День Победы многие люди работали в поле. Чтобы сообщить эту радостную новость, Арон так сильно мчался на коне Вороне, что до смерти загнал его. Александра увидела, что конь упал, сама упала рядом с ним и заплакала. Не на чем теперь ей было возить воду, а это была ее основная работа. На следующий день Арон и его семья из Павловки уехали.

 

В 1945 году привезли цыплят из Микояновки (п. Октябрьский). Куда девать 500 штук? Высыпали в клубе. Улита Семеновна Полякова (мама Александры) их выхаживала. Ни один цыпленок не пропал. Кормили пшеном, птица подросла. Рядом находилась кленовая аллея. Задача Саши была – сбивать майских жуков, чтобы прокормить птицу. По полведра набиралось. В 1946 году была засуха, и следом в 1947 году – голод. В то время в Майском (Павловке) от голода умерли четыре человека.

 

В конторе жили 50 пленных немцев. Они строили трассу Москва-Симферополь. На быках заготавливали дрова для обогрева конторы. Александра, Гриша Милюков, Дмитрий Иванович Абрамов (участник Курской Битвы, без ног), пленный немец, немного говоривший по-русски, помогали пилить дрова. Дмитрия Ивановича оставили, чтобы он сидел и смотрел за быками, а он без ног забрался на дерево и спилил большой сучок.

 

Возле трассы, в 20 метрах от памятника павшим воинам, вдоль посадки, находится немецкое захоронение. Оно тянется почти до административного корпуса сельско-хозяйственной академии.

 

«Война давала о себе знать и в мирное время», – вспоминает Александра Максимовна, – это случилось возле пруда у с. Грязное. Мы работали на горке. Четыре подростка, Виктор Попов, Иван Найденов, Иван Поймонов, Иван Беликов пасли лошадей, И вдруг – взрыв. Лошади метнулись на бугор. Прибежали люди. Все четверо ребят погибли от часовой мины, которую хотели разрядить. Их похоронили в одной могиле в с. Новая Деревня».

 

Жизнь брала свое. Трудились, находили время для отдыха. Устраивали танцы под гармошку. Нанимали гармониста из с. Долбино. Его все звали «Карантин».

 

С 1948 года до 1955 года Александра Максимовна работала свекловичницей, вахтером в школе руководящих кадров. Муж Федор Григорьевич Шевелев – ветеран Великой Отечественной войны. Супруги воспитали двух сыновей. У них четыре внука, четыре правнука.

 

В. КОБЯКОВА

 

На снимке: Александра Максимовна и Федор Григорьевич Шевелевы строят дом по ул. Калинина (1960-е годы)

1182

Оставить сообщение:

НАПИШИТЕ НАМ
Рекламный баннер 970x90px 970na90