18+
Специальная версия

Служили два товарища

 

 

О войне говорить не любит. «Кое-что, конечно, рассказывал, но чаще на просьбы поделиться воспоминаниями отвечал: «Зачем вам думать о плохом? Все плохое нам досталось», – отметил сын ветерана Владимир Николаевич.

 

По словам Николая Митрофановича, отца, умершего в голодные 1930-е годы, он не помнит. Мать работала в колхозе. Был еще младший брат Алексей.

 

Рассказывает, как в сельском совете объявили о начале войны, как мужчин провожали на фронт. Когда в село пришли немцы, Николай и его друг, соседский паренек Василий (Василий Яковлевич Ащеулов) не упускали случая нашкодить. Это была такая своеобразная мальчишеская месть оккупантам.

 

– В селе стояли немецкие бочки с горючим. Мы с Василием решили их поджечь, – от нахлынувших воспоминаний на глазах рассказчика появляются слезы. – Сделали дело и спрятались. Нас, конечно, нашли. Пожалели, отпустили.

 

Отношения Николая Митрофановича и Василия Яковлевича – удивительный пример крепкой, искренней и многолетней мужской дружбы. Во время войны им обоим не терпелось попасть на фронт, но по возрасту не подходили. Не долго думая, мальчишки «накинули» себе по году. Судьба сделала им подарок – полвойны они прослужили бок о бок.

 

– Сначала нас отправили в Корочу, а потом в Орел. Учебка, ускоренные курсы. Попали с Василием в зенитно-артиллерийские войска, – вспоминает Н.М. Лаев. – В марте 1943 года мы ушли из дома, а в июле этого года были на Карельском фронте.

 

Николая Митрофановича назначили командиром зенитно-артиллерийского расчета, прикрывавшего бригаду морской пехоты. Нелегкая участь. К тому же, как известно, Карельский фронт единственный из всех фронтов имел особо сложные северные природно-климатические условия. Это тоже давало о себе знать.

 

Тяжелые военные будни немного скрашивало лишь то, что рядом боевой товарищ и что дома их ждут. У друзей все было вместе. Вместе Николай и Василий сражались, вместе отдыхали после утомительных боев. И даже в госпиталь попали вместе. Николаю болванкой ранило голову – контузия, длительное лечение.

 

Рассказывая о своем ранении, Н.М. Лаев вспоминает один случай. Шли в атаку. Сослуживец, узбек по национальности, получил тяжелейшее ранение в ногу. «Буду сам резать!» – в шоке решил раненый. Мешала ему почти оторвавшаяся конечность. Но ничего он, конечно, отрезать не успел. Бойца отправили в госпиталь.

 

О Победе узнали по радио глубокой ночью. Однако для героя этой публикации служба на этом не закончилась.

 

– Нас готовили к отправке на Японскую войну. Мы уже успели доехать до Урала, но нас вернули, – рассказал Н.М. Лаев. – Я хотел было остаться служить, однако командование решило за меня: «Отца у тебя нет, одна мать. Ты единственный кормилец, так что вперед, домой».

 

Долгожданное возвращение в родное Черемошное. Николай Митрофанович обзавелся семьей. С супругой Натальей Порфирьевной прожили душа в душу 59 лет, воспитали троих детей. Трудился на Кировской машинно-тракторной станции, затем инспектором по налогам: «Плохая то была работа. Не нравилась мне она. Надо было требовать уплату налогов. А с чего их было платить в то время? Не с чего!».

 

В.Я. Ащеулов тоже женился, работал в сельпо. Много часов провели товарищи в беседах – было им о чем поговорить, что вспомнить. Василий Яковлевич ушел из жизни в конце 1980-х.

 

Участник Великой Отечественной войны Лаев награжден двумя орденами и несколькими медалями, в том числе «За оборону советского Заполярья». О наградах из скромности он почти не рассказывает, считает их скорее «коллективными», чем личными: «Я же не один воевал, а в составе расчета. Так что это награды не только мои, а всех моих сослуживцев».

 

Д. НИКИПЕЛОВА

 

На снимке: Н.М. Лаев.

 

Фото автора

Оставить сообщение:

НАПИШИТЕ НАМ
Рекламный баннер 970x90px 970na90