18+
Специальная версия

Счастье со слезами на глазах

 

 

Алексей – третий ребенок Татьяны Алексеевны Алымовой и ее супруга. В семье еще есть старшие дети Ирина и Александр.

 

Для Алымовых 1995-й стал одновременно годом счастья, потрясений и серьезных перемен. Татьяна Алексеевна готовилась родить долгожданного малыша. «Врачи, у которых я наблюдалась, называли меня дисциплинированной беременной», – с улыбкой вспоминает женщина. А затем, уже с грустью, продолжает: «Семь месяцев беременность протекала без осложнений, но роды были преждевременными. Дома начались схватки, «скорую» ждала целый час. В роддоме меня не сразу приняли. В итоге из-за нелепого стечения обстоятельств у сына черепно-мозговая травма при родах и ДЦП». Татьяна Алексеевна вздыхает: «Сейчас, спустя двадцать лет, я довольно спокойно все вспоминаю, воспринимаю случившееся как должное. Но в тот день, день рождения Алеши, да и в первые годы его жизни я столько перенесла!».

 

Появление на свет малыша – счастье для женщины. Для Татьяны Алексеевны это было счастьем со слезами на глазах. Вот он лежит, такой маленький, беззащитный, родной сыночек. Плачет и кричит от боли. Так хочется помочь ему, взять его страдания на себя, но как? Сердце щемит. Горько от собственного бессилия. «Как любой недоношенный ребенок, Алеша родился с небольшим весом. Нас после роддома отправили в больницу набирать вес. Сын плакал навзрыд. Мышцы ведь постоянно в тонусе, даже во сне. Немного успокаивался, когда я его на руках нянчила», – рассказывает моя собеседница.

 

Главное для матери больного ребенка – не отчаиваться, не опускать руки. Но как остановить слезы? Как перестать мучить себя вопросами: за что, в чем моя вина? Это приходит не сразу... Лечение Алеши начали с первого дня, горсти лекарств вошли в ежедневный рацион питания. Массажи, занятия, посещение больниц – все внимание младшему сыну. Старшие Ира и Саша, видя, как мама надрывается, помогали, чем могли. «Помню, Леша простудился. Простуда у детей с ДЦП протекает гораздо тяжелее, чем у других малышей. Заперлись с ним в комнате, никого не впускаем, чтоб не заразились. Дверь в помещение была стеклянная. Саша, он всего на три года старше Леши, подходил к ней и смотрел, не отрываясь, как я с больным ребенком вожусь. Не хватало Саше и Ире меня, наверное…», – говорит Татьяна Алексеевна.

 

Родительские забота и тепло, лечение сделали свое дело. Леша рос, развивался, радовал маму и папу своими достижениями. Врачи называли его перспективным. Ходить не мог, но сидел в инвалидной коляске. «Муж на работе. На мне дети, хозяйство, огород. Честно говоря, когда Леша подрос, не всегда было время идти с ним на прогулку, так что он сам гулял – в инвалидной коляске, – рассказывает Т.А. Алымова. – Ни сверстники, ни взрослые его никогда не обижали».

 

Говорить мальчик начал в возрасте четырех лет и, что интересно, четверостишиями (он хорошо запоминал стихи для малышей). С детства любит читать. «Сколько мы с ним произведений изучили. Когда сын еще не умел сам читать, просил меня. Да не просил, а требовал», – смеется женщина. С интересом изучал школьную программу, учителя приходили к нему домой. Самыми добрыми словами и с бесконечной благодарностью Татьяна Алексеевна вспоминает учителей Яснозоренской школы, педагогов Белгородского инженерного юношеского лицея-интерната и специалистов Реабилитационного центра для детей и подростков с ограниченными возможностями в селе Веселая Лопань. После лечения в последнем Леша поборол свою стеснительность, стал общительным, приобрел новых друзей. А еще увлекся творчеством. Его поделки из соленого теста были по достоинству оценены жюри различных конкурсов.

 

«Моя мама – оптимистка», – говорит Леша. Спрашиваю: «Почему ты так считаешь?». Отвечает: «Она всегда улыбается». Татьяна Алексеевна подтверждает: «Я действительно стараюсь не унывать. Радуюсь каждому дню. На судьбу не ропщу и верю, что впереди ждет только хорошее».

 

Д. АБРАМОВА

 

На снимке: Т.А. Алымова.

 

Фото автора

Оставить сообщение:

НАПИШИТЕ НАМ
Рекламный баннер 970x90px 970na90