18+
Специальная версия

Ерик - сады и леса

В переводе с белорусского языка «Ерик – холмы, рвы». Так оно и есть. На этих холмах за последние 50-60 лет выросли огромные лесные массивы Большого и Малого Бархотова, Кочанова, разместились и покрылись фруктовыми садами и дачными участками 127 садово-дачных товариществ. С восточной стороны проходит федеральная трасса Москва-Крым. 

 

Село Ерик – сплошные сады и леса с ложбинкой и речкой Ерик внизу. Живительная влага долины способствует хорошему росту всего, что ни посадишь на этой земле. Во всей округе воздух так насыщен кислородом, что чувствуешь, как легко дышится. Вечером и утром этот благодатный воздух наполняется переливчатым, звонким пением птиц (кукушки, соловьи, синички, иволги и других). 

 

Село Ерик – настоящий райский уголок. Это село мне знакомо с 1960-х годов прошлого столетия. Я тогда учился в столичном университете и каждые лето и зиму, во время каникул, приезжал сюда, к сестре Марии Дмитриевне Макаровой и зятю Андрею Федоровичу, чтобы в полную грудь надышаться кислородом, зарядиться бодростью и силой на предстоящий семестр. Зимой Андрей Федорович доверял мне ружье, чтобы я мог спокойно побродить по свежим, не тронутым никем лесным тропам. Только взлет птиц с веток мог нарушить сказочную, умиротворенную зимнюю тишину. И на охоту ходил, конечно же, не для того, чтобы убивать птиц или животных, а для того, чтобы прогуляться на фоне этой чудодейственной природы. 

 

Летом, обычно в конце августа, я снова приезжал сюда из Оскочного, чтобы помочь сестре в уборке картофеля. Труд на свежем воздухе не был мне в тягость. В конце рабочего дня, чаще всего, в воскресенье, после удачной ловли вьюнов в речушке под сенью фруктовых деревьев организовывался коллективный обед со сваренной ухой со ста граммами самогона собственного производства. Посидеть за костром, выпить сто граммов, закусить ухой и печеной картошкой со свежепосоленными огурцами и спелыми румяными помидорами – что может быть лучше? А ночью после приятного ужина – поспать на погребище. Рядом с постелью из свежего сухого сена лежали только что сорванные для улежки антоновские яблоки, запах которых, сочный и ароматный, так хорошо описал в своем рассказе с одноименным названием Иван Алексеевич Бунин. 

 

Тогда, в 60-е годы в Ерике была чистейшая экология. Еще не наблюдалось никакой цивилизации: воду брали в колодцах, печи топили дровами и углем, рожали здоровых детей, а на улицу к девчатам ходили пешком за десять верст в Раково. Особенно заметно это было после войны, когда закаленные войной ухажеры преодолевали это расстояние в любую погоду, даже зимой и осенью. 

 

С Ериком у меня связаны не только приятные воспоминания. Ровно шестьдесят лет назад в семье Макаровых (у них всего было восемь детей) случилась страшная трагедия. Два первенца – мальчики Витя (шести лет) и Саша (четырёх лет) в песочной яме нашли настоящую круглую ребристую гранату, разожгли костер и бросили в него опасную находку. Самая младшая сестра Люба (два года) как будто чувствовала опасность, держалась в стороне от костра, стоя на обочине дороги. Страшной силы взрыв насмерть сразил Витю, а Сашу смертельно ранил. Люба быстро сообщила бабушке о случившемся несчастье. Прибежали родители. Мария Дмитриевна недалеко пропалывала свеклу на колхозном поле, Андрей Федорович пас домашних коров. Они увидели смертельно раненого Витю. Меньший Саша с разорванным животом и вылезшими наружу кишками, с оторванной правой рукой, увидев маму, произнес только одну фразу: «Мама, мне больно». 

 

Через почту срочно вызвали из Белгорода «Скорую помощь». Но до больницы Сашу так и не довезли: он скончался в дороге. Маленькие братики похоронены в одной могиле на кладбище в Ерике. За их могилой постоянно ухаживают. 

 

Эта жестокая трагедия в селе не была случайной. В районе Ерика и других близлежащих сел и хуторов проходила передовая линия обороны Курской дуги, когда вражеские силы наступали со стороны Томаровки. Когда освобождали Белгород, здесь тоже шли сильные бои. В братской могиле, на которой теперь установлен памятник, расположенный недалеко от школы, покоится прах 747 погибших воинов. 

Ежегодно в День Победы их память чтят торжественным митингом и возложением на могилу венков и живых цветов. На территории села, на северном скате высоты, южнее речки Ерик сохранился противотанковый ров, вырытый на участке 1243-го стрелкового полка 520-й гвардейской стрелковой дивизии перед первой оборонительной полосой Курской дуги. Это единственный на территории района ландшафтный памятник истории республиканского значения, взятый под охрану государством. 

 

В 1943 году, после изгнания с ериковской территории немецких захватчиков, в селе оставалось 234 двора, 39 домов были разрушены. В 1944 году в состав Ериковского сельского совета входило четыре колхоза и проживало 974 человека. Из трудоспособного населения числилось 262 женщины и 107 мужчин. Были восстановлены ветряная мельница и кузница. Постепенно налаживалась и восстанавливалась мирная жизнь сельских жителей. В 1952 году на территории сельского совета работали медицинский пункт, магазин, изба-читальня, две начальные школы в хуторах Гонки и Березово.

 

В селе Ерик в школе обучалось 207 учащихся, работали 11 педагогов. Всего проживало 1010 человек. В 1960-х годах в хозяйствах совета произошли структурные изменения, произошло укрупнение колхоза «Красный воин».

 

В 1966 году на территории села Ерик была построена и сдана в эксплуатацию восьмилетняя школа и два двухквартирных дома для учителей.

 

В 1975 году к Ериковскому сельскому совету был присоединен поселок Северный с населением 640 человек. Администрация сельсовета и почтовое отделение перешли в новое здание. С января 1960 по 1978 год колхоз «Красный воин» возглавлял Евгений Федорович Косовцов, умелый руководитель и замечательный человек. Хозяйство в 1975 году присоединили к «Откормсовхозу» и совхоз стал называться «Белгородский». В дальнейшем совхоз специализировался не только на производстве мяса, но и молока. 

В 1985 году в Ерике построено два двухэтажных дома, а в следующем, 1986 году, был построен разворотный круг и налажено транспортное сообщение с Белгородом. В 1987 году совхоз «Белгородский» вошел в подчинение Всероссийского ордена Трудового Красного Знамени научно-исследовательского института удобрений и агропочвоведения им. Д.Н. Прянишникова и переименован в ОПХ «Белгородское». Наиболее успешным по основным экономи- ческим показателям для ОПХ «Белгородское» стал 1990 год. Было получено по 40 центнеров зерна с гектара, 350 центнеров сахарной свеклы, надоено 4500 литров молока на одну корову. В 1990 году была закончена реконструкция котельной, проведен газопровод в жилые дома и учреждения: школу, детский сад, магазин, сельсовет, клуб, библиотеку, медицинский пункт. 

 

После 1991 года, в силу сложившихся в стране обстоятельств и перехода на рыночную экономику, экономическое положение хозяйства ОПХ «Бел- городское» резко ухудшилось. С февраля 1997 года директором ОПХ «Белгородское» становится Сергей Иванович Тютюнов. В это время им пред- принимается все возможное, чтобы сохранить коллектив и хозяйство, но с каждым годом делать это становилось все труднее и труднее. Однако при всех трудностях «ельцинских» реформ, в хозяйстве за период с 1997 по 2003 год урожайность зерновых поднялась с 22,7 центнера до 36,1 центнера с гектара, надои молока от одной коровы выросли с 4000 до 5850 литров. 

 

В декабре 2005 года хозяйством получена лицензия на разведение племенных животных (племенной репродуктор крупного рогатого скота черно-пестрой симментальской породы). Сейчас это ФГУП – Ериковский молочный комплекс, расположенный на вершине холма в некотором отдалении от центра села, является главной гордостью и основным производственным коллективом ФГУП «Белгородское» Россельхозакадемии, управление и главная контора которого находятся в пос. Северном. А директором ФГУП «Белгородское» Россельхозакадемии сейчас является Павел Петрович Люлин. На молочном комплексе, куда мы поехали вместе с главой администрации Ериковского сельского поселения Андреем Семеновичем Добрыденко, умеют хорошо работать. За последние три года надои молока на одну фуражную корову – 7000 литров. Заслуга прежде всего принадлежит дояркам и руководству комплекса. Молочным комплексом продолжительное время руководит Михаил Алексеевич Сокарев. Самые высокие надои молока от коровы получают доярки Валентина Васильевна Гавриленко, Лидия Николаевна Щербак, Елена Сергеевна Душина. 

 

Должный вклад в это непростое, трудоемкое дело вносят бригадир комплекса Раиса Васильевна Еремеева, селекционер предприятия Нина Васильевна Хайченко, зоотехники, ветеринары. 

 

О комплексе сложилось очень хорошее впечатление. Уютные, теплые кирпичные фермы с деревянным полом. Автоматическая дойка (кстати, одна доярка обслуживает 50 коров). Достаток и калорийность кормов, их механизированное смешение и приготовление прицепленной к трактору установкой «Хозяин», регулярные прогулки коров на свежем воздухе в осенне-зимнее стойловое содержание. В летний период коровы содержатся в летнем лагере хутора Березово с выгоном на естественные пастбища. Маленькие телята и нетели тоже будут переведены на содержание в летний лагерь, который находится в селе Раково. 

Хорошо продуманный рацион и режим питания животных в любое время года, высокая технология селекционной работы и непосредственное участие в этом ученых ГНУ БелНИИСХ Россельхозакадемии позволяют комплексу регулярно добиваться высоких надоев молока, а труженикам, механизаторам полей – высоких урожаев зерновых и свеклы. Урожайность зерновых в 2006 году в хозяйстве составила 30,3 центнера с гектара, сахарной свеклы – 386 центнеров. В период с 2003 по 2007 годы в Ериковском сельском поселении было по- строено 8800 метров дороги с твердым покрытием. В рамках благоустройства микрорайонов ИЖС за 2005-2007 годы было построено также 7,8 км инженерных сетей. Однако, несмотря на улучшение социально-экономических, бытовых условий жизни селян, инфраструктуры села, демографическая ситуация в Ериковском сельском поселении вызывает опасение. Так, за период с 2003 по 2007 год в с. Ерик родилось 36 человек, а умерло 63 человека, т.е. налицо сокращение населения. 

 

Глава администрации А.С. Добрыденко в нашей беседе выразил серьезную тревогу. Если такая тенденция с уменьшением населения сохранится и в дальнейшем, то некому будет ходить в школу. А закроют школу – умрет село. Местным властям есть о чем задуматься.

 

И вот мы – на хуторе Березово.

 

Что рассказала нам баба Маня?

 

Хутор Березово произвел на нас гнетущее впечатление. Сам подъезд к нему, дорога от объездной трассы «Москва-Крым», что проходит через Ерик, находятся в аварийном состоянии (выбоины и рытвины). 

 

На территории бывшего производственного участка, сегодня называемом «током», размещено три больших ангара (склады) для хранения удобрений, зерна, размещения техники. При въезде на территорию «тока», слева, вдоль ближайшего ангара стоят несколько старых, ржавеющих комбайнов. Справа – бывшее двухэтажное здание конторы участка, зияющее пустыми глазницами окон, явно запущенное и требующее ремонта.

 

В центре «тока» стоит зерносушилка с установкой очистки зерна (ЗАВ-20). В проемах, между ангарами и на свободной площади «тока» разместилась разная техника: действующая и устаревшая. Над сеялкой подсолнечника ремонтные работы производил слесарь-механик Николай Лабынцев. В перерыве рядом с ним на траве сидели ответственный за зерносушилку молдаванин, он почему-то постеснялся представиться, и механизатор, хозяин стогометателя МТЗ-80 для заготовки кормов Геннадий Блинов. На наши вопросы они отвечали неохотно, видимо, боясь в чем-то подвести свое начальство в пос. Северном. О хуторе Березово посоветовали лучше поговорить со старой жительницей Марией Владимировной Кочановой или просто, в обиходе, с бабой Маней. Баба Маня действительно оказалась старейшей жительницей хутора Березово, ей пошел уже 72-ой год. По пути у дома бабы Мани заглянул в один из двух домиков на улице Садовой (синий домик с калиткой на крючке). Оказалось, что хозяев в нем давно не было. На подоконнике, когда я заглянул в окно, скопилось много мышиного помета. Значит, – подумалось мне, – здесь давно хозяйничают мыши, а не люди. 

Другой домик, поменьше, стоявший рядом, был изнутри наглухо заколочен, и железную калитку открыть было невозможно.

 

Огороды этих двух дачников, как я потом убедился, беседуя с бабой Маней, еще в прошлом году заросли крупным чертополохом и, по всей вероятности, в этом году их никто не собирался обрабатывать. 

 

Вся эта улица Садовая так заросла дикими и садовыми деревьями, что из-за них еле-еле просматривались стоящие вдоль улицы хаты. 

 

Бабу Маню я застал не возле ее дома, а возле огорода соседей Нины Ивановны и Василия Семеновича Чечневых, которые засаживали свой крайний на улице Садовой огород. Из беседы с бабой Маней выяснилось, что из ранее живших около пятидесяти жителей на хуторе сейчас живут 15 человек, на хуторе Гремучий – один человек. Сама она живет одна, хозяин умер 13 лет назад. Огород пока обрабатывает с помощью дочек, которые живут в г. Строитель. Живет на улице Интернациональной, на ней разместилось пять дворов, в каждом из них живёт по одному человеку! На хуторе нет ни дороги, ни газа. Вода есть, подается с водонапорной башни, проведен водопровод. На мои слова «Глава администрации Ерика обещал за дорогу взяться в этом году», она ответила: «Он каждый год это обещает. Хорошо, что есть хоть трехфазный электрический ток, так вот и обходимся без газа».

 

Сложилось такое впечатление, что хутор Березово умирает. Если власти и руководство ФГУП «Белгородское» ничего не предпримут, чтобы улучшить условия жизни хуторян, похоже, что так оно и случится. Пожилые люди свой век здесь доживут, что же касается молодой смены, то тут – большой вопрос... Вот такие впечатления сложились у нас от поездки в с. Ерик и хутор Березово. 

 

Иван ГРИНЯКИН,

краевед

 

Фото Евгения ЖУРАВЛЁВА

Оставить сообщение:

НАПИШИТЕ НАМ
Рекламный баннер 970x90px 970na90