18+
Специальная версия

Не спешили добровольцы на гражданскую войну

 

Загребли и деда. Привели этих новобранцев в г. Старый Оскол в фильтрационный лагерь, чтобы распределять по частям. Лагерь представлял собой обнесённую колючей проволокой территорию, а на воротах стоял казак с винтовкой. 

 

Дед тут совсем оробел. Сам он был маленький, худенький, на свои годы не тянул, а так на подростка был больше похож. Тут подходит к нему земляк, мужик лет сорока с чёрной бородой, дед вообще считал его стариком. Мужик здоровый и деду басом: «Попали мы с тобой, вьюнош, в нехорошую историю, давай будем думать, как выбраться. Я буду слепцом, а ты моим поводырём». Ну, дед взял его под руку и повёл к воротам, где казак охранял. А мужик: «Подайте слепенькому». У казака глаза на лоб полезли, матюкнулся – слепцов стали брать! Сам подвинулся, проходи, дедушка, а поводырю дал такого пинка, что он кувыркался метров двадцать. 

 

Но главное – выбрались. Тут они в лес и – домой, расстояние километров 60, ночами, лесами – пришли. Дед сразу на луг, недалеко от их хаты и в камыше сделал «сижу» – место, где прятаться. Охотники так называли место для засады на волков. И как скажут, что военные в селе – любого цвета: белые, красные, зелёные, дед на луг и – в «сижу». 

 

В декабре 1919 года в слободе Великомихайловка было заседание Военного совета Южного фронта в составе Сталина, Егорова, Ворошилова, Буденного, Щаденко. На нем был подписан приказ: «О преобразовании Первого конного корпуса в Первую конную Армию под командованием С.М. Будённого. Был проведён парад Первой конной Армии. Раз Армия – нужно увеличивать численность. И пошли эскадроны по окрестным сёлам набирать шашки и штыки. 

 

Наше село Тростенец – в семи верстах от Великомихайловки. Приехал эскадрон или два, окружили село и всех мужиков согнали на выгон. Не то что белые, те несколько человек поймали и рады, а красные всех собрали. Но дед уже был в камышах. Построили на выгоне, и красный командир объявляет: «Кто желает вступить добровольцем в ряды доблестной Первой конной Армии – три шага вперёд». Тишина. Нет желающих. Тут он подскакивает на коне к правофланговому, достаёт шашку – раз, и покатилась голова. У остальных шапки поднялись на волосах.

Опять объявляет: «Кто желает вступить добровольцем?..». Все вступили. Если кто не верит этому, прочитайте «Конармию» Бабеля. Там бойцы взвода из Первой конной ехали в эшелоне, подвезли двух девушек и женщину, якобы с грудным ребёнком. Девушек изнасиловали, а женщину, когда узнали, что у неё не ребёнок, а соль в свертке, сначала на ходу выбросили из вагона, а когда увидели, что она осталась жива, застрелили.

 

Жестокое время – жестокие нравы.

 

Я не знаю, кто служил из нашего села у белых, если кто и был, так сбежал, а у красных многие служили. И многие погибли в польском плену. 

 

Ну а дед всё равно не избежал призыва в армию. Правда, это был 1941 год. Служил сапёром на Карельском фронте, в 1942 году попал на немецкую мину, получил несколько десятков осколков в ноги, был инвалидом, умер в 1985 году. Царствие ему небесное. 

 

Николай КОПНИН,

 

п. Дубовое

Оставить сообщение:

НАПИШИТЕ НАМ
Рекламный баннер 970x90px 970na90