18+
Специальная версия

Селёдочный рейс

 

 

Пассажиры могут добраться из Белгорода в Харьков и обратно с пересадкой на приграничной станции. Есть прямые рейсы (следующие без остановок), но они устраивают не всех. Во-первых, не все пассажиры едут до конечной станции. Во-вторых, билеты, к примеру, на «Князя Владимира» дороже, чем на обычную электричку. Есть и еще один нюанс. На Белгородском вокзале я спросила у женщин, ожидающих электричку до Наумовки: «Почему не едете на Харьковском пригородном поезде?» Они пожали плечами: «Там только по две сумочки можно перевозить». Рядом с каждой из них стояла тележка с тремя-четырьмя объемными баулами. Вот в этом и собака зарыта – нужно купить товар в Белгороде и перевезти его на Украину (такая же картина в обратную сторону – купить в Харькове, чтобы продать в Белгороде). Хочешь жить, как придумал кто-то, умей вертеться!

 

Из Белгорода до Наумовки идут четыре пригородных поезда в день, еще один – до Казачьей Лопании. Чтобы из Наумовки проследовать дальше на Украину, приходится ждать три часа. После вышеописанного разделения электричек поток пассажиров несколько сократился – многих не устраивает такая выматывающая дорога. Но самые упорные продолжают «путешествовать».

 

Вместе с немногочисленными пассажирами мы загрузились в Белгороде в электричку, время отправления которой 13-25. Я удивлялась, что все тихо-спокойно. Знакомые пугали меня толпами людей и горами сумок, мол, ни пройти, ни проехать. Было не так много пассажиров, никаких объемных грузов. На задушевные беседы никто настроен не был, отвечали односложно и сразу отворачивались. Некоторые из пассажиров (разного возраста) записывали в тетрадочку столбики цифр. Что куплено, сколько потрачено, либо сколько чего везут.

В вагоне с мягкими сиденьями было тепло. Тем не менее чувствовала я себя неуютно. На полу валялись бумажки, буквально на всех сиденьях – песок от сумок, которые сначала стояли на земле, а потом – на сиденьях. На первой же остановке успокоилась – пошел народ! После остановок «Салют», «701 километр», «Красное» пассажиров в вагоне прибавилось, тамбуры заполнились прозрачными банками с селедкой, сумками с консервами. Заносились картонные коробки, тут же раскладывались по сумкам. Сидевшие сзади меня пассажиры говорили о том, что цель этого рейса – селедка. Они распределяли продукцию по количеству человек. Стараются соблюдать нормы провоза товаров, – подумала я.

 

В Наумовке стало понятно, что основная часть пассажиров следует транзитом на Украину. Они остались на вокзале – кто зашел в помещение, кто-то пристроился на улице. Достаточно много «челноков» стояло на перроне еще до нашего приезда. Они тоже «затарились». В глаза бросались многочисленные упаковки пластиковых бутылок со сгущенным молоком. Я удивилась: раньше, наоборот, мы ездили в Харьков за дешевыми продуктами! Сейчас, говорят, российские продукты вкуснее. Поэтому и везут жители Украины домой российские сыр, мясные и рыбные консервы, селедочку и т.д.

 

С наступлением холодов на станции Наумовка стало спокойнее. Летом на перроне рябило от клетчатых сумок. Местные жители не раз жаловались в администрацию Малиновского сельского поселения на создаваемые неудобства – столпотворение, мусор. Станция не приспособлена для такого потока пассажиров, которые просят построить для них кафе, туалеты. Пока же даже переждать время от одной электрички до другой, а это не час и не два, негде. В единственной комнатке станции разместилось не больше 20 пассажиров с сумками, остальные – на улице. Поскольку немалое количество времени приходится проводить на улице и в холодное время, народ начинает принимать для сугрева алкоголь. Близлежащие магазины получают выручку. С одной стороны, это выгодно. А вот живущим по соседству со станцией это не по душе. Буквально за домами Вокзальной улицы образовалась настоящая свалка. Мы подошли поближе. Дымилась куча с мусором, виднелись консервные банки, оставшиеся, вероятно, от «пикников». Один «товарищ» грелся около мусорной кучи, другой сидел на пеньке и дремал. Сделала фото «на память». Недалеко от них женщина примерно шестидесяти лет и мужчина лет тридцати прямо на земле разложили свой товар – я обратила внимание на два желтых круга сыра. Женщина грустно развела руками: «А что нам делать? Пенсия такая маленькая, что хватает только, чтобы заплатить за квартиру. А жить на что? Вот и ездим». Ее спутник добавил: «Для народа никто ничего не сделает. Мы в Харькове бастовали, добились – электрички пустили. Что вы можете? Россия не видит своей выгоды, ведь это хорошо для вас, когда мы здесь продукты покупаем!». Тем временем проснулся «товарищ», подошел ко мне и стал несколько заплетающимся языком убеждать меня, что самое лучшее – перевозить золото.

 

Отношение к «челнокам» разное. Одни считают, что нужно «перекрыть им кислород», другие относятся с пониманием – не от хорошей жизни «путешествуют». В одном из магазинов мне рассказали, что ездят практически одни и те же люди. Лица примелькались. Есть даже восьмидесятилетние бабушки. Покупают в магазине товары для себя, к примеру, бытовую химию – порошки, шампуни, считают, что у нас продукция качественнее.

 

Местное население беспокоят разные вопросы транспортной темы. К слову, маршрутки отсюда ходят до п. Октябрьский, а там необходима пересадка. Так что железнодорожный транспорт (на мой взгляд) более удобен. Утром электричка со ст. Наумовка отправляется в Белгород «битком» – люди едут на работу, учебу. Днем – намного свободнее. На выходных, как рассказывают, много людей едет в сторону Харькова, поэтому не всем хватает «сидячих» мест. Конечно, старое расписание электричек больше устраивало народ, да и такой суеты на ст. Наумовка не было. Еще один немаловажный момент. Из Белгорода поздно вечером не уедешь никаким транспортом. Это сдерживает поиски престижной работы. В городе можно найти более высокооплачиваемую работу – к примеру, продавец здесь на месте получает тысяч восемь, а в городе – 16.

 

Как известно, железная дорога (и станция Наумовка в том числе) разделяет два населенных пункта – п. Малиновка и с. Отрадное. Детворе, чтобы попасть в школу, нужно перейти через железнодорожные пути. Как мне рассказали, там почему-то постоянно стоит товарняк, под который приходится подлазить. И почему бы ему не останавливаться на подъезде к станции? – выступили с предложением местные жители. Да, это одно из решений проблемы. Но лучший выход – железнодорожный переход. Этот вопрос сейчас решается.

 

Вот такие проблемы существуют на небольшой железнодорожной станции.

Обратно в Белгород я ехала в практически пустом вагоне. На одной из станций зашла пожилая пара: «Хорошо здесь, тепло. Только что-то селедкой пахнет». Да, они не знают, что сегодня был селедочный рейс. Я вспомнила свое детство (1970-1980 годы). Как в субботу выходили с мамой из дома ни свет ни заря, чтобы успеть на семичасовую электричку до Харькова. Целый день ходили по магазинам, по рынку. К вечеру возвращались домой с харьковскими колбасами, хлебом, конфетами и одеждой. У нас эти товары были в дефиците.

 

Сейчас всё изменилось.

 

Л. ДРОБНОВА

Оставить сообщение:

НАПИШИТЕ НАМ
Рекламный баннер 970x90px 970na90